высоко

Про март

Таков он, март: прошел, пролетел, просвистел над головой и даже не попрощался. Только и успел, что разогнать тучи да немного распустить угнездившуюся в переулках с зимы влажную, неповоротливую тьму. А потом улыбнулся собственному отражению в бесконечном витринном зеркале, поймал пару удивленных взглядов и умчался прочь. Ни на минуту не остановился. Скорый он, март, молодой.
Во мне же, напротив, проснулось что-то взрослое и степенное, чуть ли не древнее. Динозавр с хвостом. И теперь я жду, когда можно будет погреть эту зверюгу на солнце.
высоко

Разговоры

Одни разговоры сегодня. Густые, вязкие. Голова заполнена ими до краев - ещё немного, и горячая жидкость чужих речей, смешанная с останками настроений, потечёт вниз. В потоке фраз не за что зацепиться, и только тиканье часов, прорываясь сквозь толщу бессмысленного, становится, как и прежде, единственным маяком в море слов. Я люблю эту мерную, спокойную беседу времени с железной пружиной, разбавляемую шумом дождя за чёрным окном, тяжёлые, перекатывающиеся по гладкой поверхности стола камни дней, глыбы месяцев, горы, целые горы лет. Они украшены узорами - тончайшей сетью не то букв, не то просто искусных рисунков, хранящих в зашифрованном виде всё, что когда-либо случалось, и всё, чему еще суждено произойти. Вечность, спрятанная под маской повседневности, история, песком убегающая сквозь пальцы.
высоко

О прощении

Если любит – то простит. Это неправда.
Я не верю в то, что человека, тебе небезразличного, можно простить за то, что он причиняет тебе боль, обиды, серьезные проблемы, Но прощение возможно. Прощают в момент наступления полного безразличия.
высоко

Город и снег

Вечером пошел снег. И город стоял тихий и задумчивый, всматриваясь в темноту огнями светильников за оконными стеклами. Я подумала, что это привычное явление – заснеженный город – описать нелегко. Потому что слова подбираются тоже привычные, а на самом деле каждый раз на старый город сыплется совершенно новый снег, и между ними, городом и снегом, что-то происходит, тоже древнее и новое одновременно…
Жаль, что я не верю в ангелов - они единственные существа, которые умеют правильно говорить о таких вещах.
высоко

Стены

Стены непонимания не из толстой каменной кладки и не из бетонных плит. Они тонки и прозрачны. Они сделаны из звуконепроницаемого стекла: никто никого не слышит, но каждый считает, что видит ситуацию насквозь.
высоко

Сходство

Прибираю в доме вослед уходящему году. Шкафы, полки, вещи, книги, пыль и воспоминания… Они чем-то похожи: пыль и воспоминания.
высоко

А я буду сейчас пить чай

До полуночи десять минут. И что там за ней, за сегодняшней полночью, знают только фонарь и подъездный кот. Но они не скажут – они достаточно умны, чтобы не распространяться о таких вещах. Я думаю, что не стоит говорить обо всем – ведь если обо всем говорить, будет совершенно не о чем молчать, и тогда придется молчать о чем-то совершенно несущественном...:)